«Через болезнь детей Господь стучит в сердце родителей» — О.Петр Семащук, 6 лет опекающий онкобольных детей

Древние старцы говорили о тех, кто будет жить в более поздние времена: неспособные на подвиги, они будут спасаться терпением скорбей и болезней. И те, которые по-христиански понесут недуги, войдут в Царство Небесное. Наши болезни и скорби, даже при всем неприятии их, большинству из нас понятны. Но часто болеют дети, даже совсем маленькие, болеют очень тяжело. Почему болеют безгрешные малыши, как можно им помочь? И как жить взрослым, чтобы уменьшить детские страдания? — рассказывает отец Петр Семащук, настоятель храма во имя прп. Феодора Освященного.

КРАТКАЯ СПРАВКА: Каждый год в России становится больше на 5000 онкобольных детей. Онкологические заболевания в России выявляются у 12 детей из 1000.

— Как давно вы опекаете  онкобольных детей, и почему выбрано именно это направление работы у вас в храме?

— После того, как здесь начали возрождать храм, начали богослужебную деятельность, к нам очень скоро  пришли волонтеры из онкогематологического отделения областной больницы, которая расположена неподалеку от храма.  На территории  больницы  недавно построили Варваринский храм, и теперь наша общая помощь детям, надеюсь, будет возрастать.  Но когда мы пришли сюда шесть лет назад, было непросто. Одной из причин, почему к нам обратились волонтеры, хотя они были людьми далеко не церковными, это беспокоившая их проблема в отделении – туда часто приходили «свидетели иеговы», разные протестантские проповедники, и ребята подспудно понимали, что на самом деле никакой пользы пациентам подобные «миссионеры» не приносят.  Тогда они решили эту нишу заполнить — и пришли к нам.  Предложили сотрудничать, и мы, конечно, согласились. И вот уже шесть лет совместно опекаем детей.

Если в прошлые годы мы приглашали артистов для проведения праздника, то в этом году бывшие пациенты провели… рок-концерт

— В чем заключается ваше сотрудничество?

— Каждое воскресенье и во все большие праздники мы ходим причащать деток. На Крещение окропляем все отделение водой, на Рождество идем с детьми воскресной школой с вертепом, и на Пасху, конечно, приходим. Хотя сам режим отделения не позволяет бывать там часто, некоторые  дети находятся на специальном режиме — им противопоказан близкий контакт, но выбираем формат, время и приходим.

Буквально три года назад у нас появилась еще одна традиция – по-особому отмечать праздник Сретения. Это — Всемирный день борьбы с окозаболеваниями, в который мы устраиваем выставки, проводим концерты, презентации. 

 

Цель этих мероприятий – привлечь внимание общественности, а также собрать средства на лечение детей. Вот у нас в зале представлена выставка этого года – рисунки и поделки. Отдельно на одной из стен представлены работы детей, которые успешно вылечились.

Если в прошлые годы мы приглашали артистов, разных известных людей, то в этом году на празднике в основном были бывшие пациенты, которые провели рок-концерт. Приходят, конечно, и известные люди. Скажем, Ани Лорак, не афишируя, всегда приходит, делает подарки, общается с детьми, целый день посвящает ребятам.

Болели бы сами родители, возможно, никогда не обратились к Богу, а через детей приходят к Господу. Мы наблюдаем титанические изменения родителей

— Как вы считаете, почему так тяжело болеют дети, ведь онкозаболевание –  страшная болезнь, особенно тяжело переносят её малыши. Нам понятно, когда болеет взрослый, согласны даже, что есть за что, а маленькие — ведь они  нагрешить еще не могли, даже не успели понять, если что плохое и сделали.

— Это глубокий, сложный вопрос, так сразу на него и не ответишь. Есть несколько объяснений. Первое – дети болеют за грехи родителей, но не в том смысле, что они напрямую отвечают за те или иные действия родителей. Но так же, как и физическое тело несет в себе ту или иную наследственность, так и душе передаются определенные наклонности. Это какие-то нераскаянные грехи, безбожие, нежелание ходить в церковь. Все накладывается на поколения, и через болезнь детей Господь стучит в сердце родителей. Вот вы сказали: «Почему дети болеют, они ведь не понимают?» Именно поэтому — болезнь детей очень сильно трогает сердце и душу родителей, болели бы сами родители, они, возможно, никогда не обратились к Богу, не задумались бы над духовными вопросами, а через детей приходят к Господу. Это очень сильный повод задуматься о своей жизни. Мы по своей практике наблюдаем титанические изменения родителей – люди приходят к Богу, люди просят, молятся, несут свой крест и выходят из этих обстоятельств, уже по-другому оценивая себя и свою жизнь.

Второе. Есть такое мнение, в частности у митрополита Антония Сурожского: именно через болезнь невинных детей Господь избирает из человеческого общества самое лучшее. Мы все несем свой крест, и этот крест — отражение Креста Христова. Христос пострадал безвинно, добровольно за наши грехи. Когда нам кажется, что крест очень тяжелый, это как раз указывает, что Господь избрал именно этого ребенка для особой миссии, для несения этого креста и для исполнения Его воли в этой жизни.

99% родителей понимают, что если их дети лечатся, то все это не случайно. Все от Бога

— Все ли родители больных деток обращаются к Богу, становятся верующими?

— Скажу так – я не встречал в больнице родителей, которые враждебно относились к церкви, священникам. Как минимум, они  не препятствуют приходить к детям. В разной степени, конечно. Кто-то быстрее отзывается и понимает, что будет, если он обратится к Богу, и Бог дарует исцеление. На самом деле, 99% — это родители, которые понимают, что если их дети лечатся, то все это не случайно. Кроме того, у них там каждый день чудеса происходят, и родители видят это. Представьте себе, разве не чудо, когда ребенку, которому нужна срочная операция, и на нее необходимо 100 тысяч долларов, а таких денег у родителей нет – и  вдруг эти средства находятся. И подобные чудеса происходят постоянно, в любое время – кризис, не кризис, в любой ситуации.  Всегда находятся люди, готовые помочь. Многие волонтеры не афишируют свою деятельность,  помогают тайно, движимые бескорыстным желанием помощи. Поэтому родители, каждый день встречаясь с чудесами милосердия, понимают, что такое под силу только Богу.

Когда болеют дети, родители приходят к Богу, получают такие силы, что сбить их с пути, нарушить  веру – сложно

— А бывают случаи, когда родители тяжко горюют,  говорят – мы молились, просили, а Господь все равно забрал? Их отчаяние можно понять.

— Такое бывает редко. После ухода детей люди становятся верующими, церковными. Это тяжело на первых порах, может появиться и ропот…

— …как же так — почему Бог одной рукой дает, а другой забирает?

— Православный человек в воле Божией сомневаться не должен. Может такое случиться, но временно. На самом деле мы понимаем, что все продиктовано Божественной любовью, а если мы не поняли или нам тяжело это принять, то только потому, что мы не доросли  до нужного уровня. Господь не дает испытаний выше наших сил, больше, чем мы можем понести. Я скажу так – за период, когда болеют дети, родители, благодаря тому, что они  приходили к Богу, молились, получали такие силы, что как-то их сбить с пути, нарушить  веру – сложно.

Маленькие дети понимают, что больны, скорее сердцем, чем умом. Им нравится, что мы совершаем молитвы, что их причащают, раздают просфоры… Они ждут это с радостью

— А как дети переносят такие испытания? Ведь в больницу попадают также детки из неверующих семей. Как они начинают понимать, что есть Бог, есть Ангел-Хранитель, есть какие-то неведомые ранее силы, что жизнь так или иначе привела его сюда?

— Маленькие дети на каком-то традиционном или бытовом уровне воспринимают это. Скорее сердцем, чем умом.  Им нравятся те обряды, которые мы совершаем, молитвы, им нравится, что их причащают, раздают просфоры, святую воду. Они ждут это с радостью. К определенному времени приносят с собой чашки, так как в отделении особая гигиена. А старшие  в тяжелые моменты задают вопросы священнику, обращаются к волонтерам. Мы проводим с ними и их родителями беседы. Взрослые дети  больше понимают, они больше прожили, у них были друзья, привязанности, а тут их вырвали из привычной среды, изолировали – поэтому и вопросов больше, больше знания и понимания.

Хочется отметить, что наше общество не пассивно к этим детям. Более того, многие люди постоянно пребывают в заботе о них. Благо, есть волонтерское движение людей неравнодушных. Понятно, что большой группе людей сложно прийти в больницу.  Поэтому волонтеры выбирают: кто о ком уже постоянно заботится, звонят, договариваются, решают проблемы, связанные с лечением.

В отделении есть игровая комната, где дети между собой общаются, есть разные кружки. Наши выставки проходят благодаря тому,  что есть кружок арттерапии. Его ведет профессиональная художница Екатерина Сапожкова, довольно известная личность – у нее проходят выставки и у нас, и за границей. Она для себя решила, что должна помогать таким детям и очень успешно это делает – дети рады. Надеюсь, дети не чувствуют себя обделенными. Да, бывает тяжело, бывают разные периоды, но каждый, кто приходит, старается им помочь.

— А сколько в этой больнице лечится с онкозаболеваниями?

— Все время по-разному, где-то 40-50. Есть такие, которые приезжают на короткий период. Потом бывают наездами, по мере необходимости лечения.

— Как часто, по вашим наблюдениям, дети излечиваются полностью?

— Могу судить из сообщений волонтеров — они приходят туда чаще. По их наблюдениям,  где-то  процентов 60-70 пациентов, о которых с уверенностью можно сказать, что болезнь — отступила. Тем более, что медицина развивается. Да и в наших условиях всегда есть возможности помочь. Если болезнь выявлена на раннем этапе, диагностирована на ранних стадиях, большая вероятность, что ребенок совершенно выздоровеет.

Сказать, что у этих детей детство было – ничего не сказать. Они все — мученики… Смотришь на них и понимаешь: никаких проблем у тебя нет

— А как дети переносят смерть своих товарищей по палате, больнице?

— Это в любом случае — шок. В такие моменты в отделении даже воздух депрессивный, болезненный. Представьте себе, они все понимают. Им нелегко: ведь вчера их товарищ был жив, они играли вместе, но еще они понимают, что сами тоже могут уйти. Вообще эти дети особенные. Сказать, что у них детство было – ничего не сказать. Они все — мученики, потому что все в чем-то ограничены – и болью, и передвижением.

Даже нам бывает непросто, что о них говорить. Я часто наблюдал — есть тяжелые недели, как с понедельника началось – все какие-то трудности. Под конец недели уже думаешь – все, нет сил.  А в воскресенье приходишь в отделение, смотришь на детей и понимаешь, что на самом деле никаких проблем у тебя нет. Еще это хорошо понимаешь, когда возвращаешься домой. У меня своих двое детей, и когда они на тебя прыгают, кувыркаются, радостно встречают папу, то видишь, как они свободны в своих движениях, эмоциях. А дети в отделении, можно сказать, привязаны, они же почти постоянно с системами. Они ходят и на занятия с капельницами, катетерами, и когда мы приходим причащать их, то большинство детей выходит  с такими специальными стойками, от которых более чем на полтора-два метра нельзя отойти.

— Как же они приходят в храм, если в отделении строгая стерильность?

—  Есть разная степень лечения, есть т.н. интенсив, когда они не могут покидать палату, и к ним тоже нельзя заходить, они изолированы практически полностью, хотя и к таким мы приходим по вере и просьбе родителей.  Практически все отделение поделено на две неравные части — меньшая, где очень сложные дети,  большая часть, где дети на стационаре, но они имеют возможность выйти в игровую комнату, в коридор, даже на улицу выходят, ну и к нам в храм приходят.

— За эти шесть  лет, в течение которых вы опекаете пациентов больницы, больше или меньше стало детей с таким тяжелым заболеванием?

— Можно сказать, стабильно одинаково, особого всплеска не было, но, к сожалению, и меньше не становится.

Мы должны не только приводить к Богу детей, но и сами приходить, не только  причащать детей, но и сами причащаться

— Что бы вы могли посоветовать родителям здоровых детей. Ведь каждый переживает за своего ребенка,  волнуется, чтобы, не дай Бог, ничего подобного не случилось. Как заботиться о своих детях?

— Прежде всего, через заботу о себе и своем духовном состоянии, это касается всех родителей, дети ведь болеют разными болезнями. В отделении мы акцентируем внимание родителей  на том, что они должны не только  приводить к Богу детей, но и самим приходить, не только  причащать детей, но и самим исповедоваться и причащаться. Где-то я читал, что если у тебя есть какие-то греховные наклонности, и ты не хочешь, чтобы их повторяли твои дети – искорени их в самом себе. Хочешь передать более чистую духовную природу — наведи порядок в своей душе. С себя нужно начинать.  И уже как следствие,  как результат —  дети будут здоровее.

Приводить людей к Богу, потому что чем больше мы укореняемся в церковной,  духовной жизни, тем чаще мы соизмеряем свою жизнь с волей Божией. И тогда мы растем  духовно, растут определенные знания, мы в состоянии понять промысел Божий  и соизмерять свою жизнь с Богом.  Даже тогда, когда человек достигает такого уровня,  в его жизни случаются те или иные трудности. Но в таком случае он понимает, для чего это, почему, и соответственно реагирует. Для него это не становится шоком, он не впадает в депрессию, не замыкается, а принимает все как волю Божию, как определенную горькую пилюлю, для того чтобы стать лучше, стать совершеннее.

Пример для нас – преподобный Пимен Многоболезненный, который с детства тяжко болел. Но благодаря тому, что смиренно все переносил  и благодарил Бога, он достиг таких высот, что по его молитвам люди исцелялись. Он даже воскрешал мертвых. Однажды братия стала ему говорить: «Пимен, ты уже достиг  таких высот, что можешь попросить у Бога исцеления для себя». Он отвечал: «Нет, наоборот, я  прошу, чтобы Господь удержал эту болезнь, так как хочу, чтобы через нее и через несение этого креста  достичь большего совершенства». Святые, когда заболевали, говорили: «Господь посетил». Теоретически, конечно, легко рассуждать, но с другой стороны – когда Господь посылает испытания, то дает и силы, чтобы нести их, преодолевать.

Эти дети понимают ценность жизни, понимают, что нельзя ее растратить на водку, сигареты…

— Вы говорили, что те дети, которые исцелись, сейчас приезжают  к больным. А они  становятся верующими, укрепляются в вере?

— На  последнем концерте, на Сретенье, было интересно  слушать этих детей, их выступление. Я скажу так: по крайней мере, эти дети понимают ценность жизни, понимают, что  нельзя жизнь растратить на водку, сигареты, гулянки, наркотики, а ее нужно  использовать для чего-то полезного, нужного. Потому, что они столкнулись лицом к лицу  со смертью, чувствовали дыхание смерти. Что значит «верующий человек»? Я бы не сказал, что это тот, который  поклоны бьет в храме – это необязательно, потому что можно выйти из храма и вести себя, как будто в храме и не был. Главное, чтобы человек правильно жил, а если он будет правильно жить, будет настоящим человеком, то у него нет другого выхода, как придти к Богу и стать христианином.

В этом мире  все продиктовано не чьей-то злой волей, а именно — Божественной любовью

— Что Вам дает силы нести такое служение, каждый раз видеть тяжело больных детей?

— Бывают разные моменты, периоды… Иногда  в воскресенье причащается 10 детей, бывает и один ребенок. Правда, почти никогда не бывало, что никого нет.  Там, в отделении, есть специальный зал, в углу — иконы, аналой. Часто родители просят прийти в палаты.  Несколько раз было, когда я думал: «Может, и не стоит сейчас идти…» Но Господь всегда  подавал верные знаки.  

Однажды, когда думали, что уже в последний раз идем, вдруг видим – «свидетели  иеговы»  оккупировали отделение. Ну, как можно допустить, чтобы людей ввели в соблазн или обманули!  Или, например, приходим и видим полный зал людей, они благодарят и говорят, что мы их сильно поддерживаем, укрепляем. В любом случае мы видим, что это нужно, они нас ждут.  Дети ждут, спрашивают: где батюшка, приходят к тому времени.  Я понимаю, что, может быть, мы что-то не успеваем, что-то не доделываем. Планируем в ближайшее время более плотно заняться опекой над детьми. Может, определить какой-то день в середине недели, чтобы священник приходил и общался с родителями не только в воскресенье, чтобы осмысление происходящего было более глубоким и комплексным. Да, мы приходим постоянно, это востребовано, это нужно, но это порционно, возможно, что некоторые родители до конца и не поняли всю глубину и значение церковных Таинств.  Надо, чтобы была возможность поговорить со священником чаще, особенно тем, кто только попал в больницу.

Самая необходимейшая мысль и осознание: в этом мире  все продиктовано не чьей-то злой волей, а именно — Божественной любовью. Наверное, поэтому верующему человеку легче переносить испытания, без веры в них нет никакого смысла. А если есть  смысл, если ты понимаешь, что это от Бога, то ты готов терпеть хоть сто, хоть двести лет, потому что ты понимаешь  —  это от Бога. Господь ничего не дает просто так, это не слепой случай. Повторюсь: все в мире продиктовано Божественной любовью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *