Онкобольные дети сейчас выживают чаще

15 февраля — Всемирный день детей, больных раком.

Каждый год в России становится больше на 5000 онкобольных детей. Онкологические заболевания в России выявляются у 12 детей из 1000. Много это или мало? Каковы перспективы? Рассказывает главный детский онколог Минздрава РФ Владимир Поляков

 

Каждый год в России становится больше на 5000 онкобольных детей. Онкологические заболевания в России выявляются у 12 детей из 1000. Много это или мало? Каковы перспективы? Что такое «онкологическая настороженность» и зачем она нужна педиатрам? Об этом рассказал главный детский онколог Минздрава РФ Владимир Поляков на встрече с журналистами в Международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня».

Владимир Поляков, главный детский онколог Минздрава РФ

Однажды автору этого текста довелось писать просьбу о помощи ребенку с онкозаболеванием. Нужно было импортное лекарство, а его болезнь дошла до серьезной стадии. Задать вопрос о прогнозе лечащим врачам и тем более родителям ребенка я так и не решилась, а найти исчерпывающей информации в интернете – не смогла. Но вчера, попав на встречу с главным детским онкологом России, узнала, что дети с этим диагнозом в России выходят в ремиссию в 80% случаев. Это заболевание сейчас излечивают даже на 3-4 стадиях.

О том, что изменилось в лечении онкологических заболеваний у детей в последние десятилетия, рассказал заместитель директора НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, главного детского онколога Минздрава РФ академиком Владимир Поляков:

Онкология – трагичная отрасль медицины. Детская онкология – ставит перед врачами не только медицинские, но и социальные проблемы. Онкология – затратная и наукоемкая структура. В России детская онкология появилась позже взрослой, в 70-х годах прошлого века.

По сравнению с другими заболеваниями детей, число новых случаев онкозаболеваний у детей не так велико, но детская смертность от них остается высокой и занимает второе место, уступая только травмам подросткового возраста и младенческой смертности.

Статистика

За последние 15 лет число больных онкологическими заболеваниями в возрасте от 0 до 18 лет в России выросло на 20% и постепенно увеличивается. Такая тенденция наблюдается во всем мире. Это связано не только с ростом числа заболевших, но и с улучшением диагностики, в том числе и на ранних стадиях. По словам Владимира Полякова многие из детей, умерших в прошлом веке от «острого живота» или «пневмонии» на самом деле были онкобольными.

Количество детей, у которых впервые выявлено онкозаболевание, в России различается по регионам и составляет от 9 до 15 детей на 100 тысяч детского населения. А всего детского населения, то есть детей до 15 лет, в России около 30 миллионов. То есть каждый год злокачественными новообразованиями заболевают от 3,5 тысяч до 4,5 тысяч детей до 15 лет. Если прибавить к этому количеству подростков с 15 до 18 лет, то получается 9-20 случаев на 100 тысяч, а количество вновь заболевших увеличивается до 5000 в год. Среднее количество детей, у которых выявлено онкозаболевание – 12 человек на 1000.

Но реальные цифры онкобольных детей в России выше. Дело в том, что новые случаи суммируются со старыми, выживаемость таких больных сейчас достаточно высокая. Дети, которые вышли в ремиссию, продолжают находиться под контролем онкологов до 18 лет, затем переходят к онкологам взрослым.

По наблюдениям Всемирной организации здравоохранения, чем выше уровень человеческого потенциала, тем ниже уровень заболеваемости. В регионах, где человеческий потенциал низкий, выше заболеваемость и смертность. Средние цифры заболеваемости по всему миру 15 человек на 100 тысяч детского населения, в слаборазвитых странах заболеваемость доходит до 20-22 человека на 100 тысяч детского населения, в некоторых странах этот показатель доходит до 30.

Проблемы импортозамещения

В лечении онкозаболеваний наиболее эффективными препаратами являются импортные. Но они, к сожалению, очень дороги.

Врачам проще работать с импортными препаратами, эффективность которых проверена и подтверждена. Дженерики, более дешевые аналоги известных препаратов, к сожалению, подходят не всем, многие из них дают побочные эффекты. Но государство из-за недостатка средств закупает именно дженерики. Тем, кому они не подходят, приходится закупать дорогие импортные препараты с помощью благотворительных фондов. Впрочем, по словам главного детского онколога это происходит во всем мире. Лечение онкологических заболеваний очень затратная отрасль, прибегать к помощи благотворителей приходится даже в развитых странах.

Импортными являются томографы, аппараты УЗИ и многие другие технические средства. Правительство РФ сейчас настроено на импортозамещение. Отечественные методики потихоньку развиваются, но это – дело не одного десятилетия. Возможно, когда-нибудь мы придем к достойному уровню импортозамещения, но это будет не завтра и даже не послезавтра. Достичь мирового уровня в фармацевтике нелегко, за рубежом на научные исследования выделяются сумасшедшие средства, не сравнимые с бюджетом российских исследований. Но Россия обладает высоким интеллектуальным потенциалом и это дает надежду на изменения к лучшему.

От недофинансирования онкология страдала всегда, но есть проблемы, которым найдено решение. Например, эндопротезами российских детей сейчас обеспечивают бесплатно по программе Минздрава., а раньше на эндопротезы приходилось собирать средства через благотворительные фонды, учитывая что цена современного эндопротеза от 1до 3 млн рублей, это – очень серьезное достижение.

Раньше операции по эндопротезированию детям с остеосаркомой делали по окончании периода активного роста, сейчас можно не ждать и оперировать раньше. Современные детские эндопротезы уже не нуждаются в замене. Ребенку можно в 4 года поставить инвазивный эндопротез, который с помощью небольшой операции раздвигается на 1-2 см в год, кроме того существуют американские эндопротезы, которые вытягиваются за счет магнитного поля, в которое временно помещается конечность. Такое удлинение может достигать 14 см.

Диспансеризация или скрининг?

Чем раньше выявлено онкозаболевание, тем больше вероятность выздоровления больного и дешевле лечение. Врачи всего мира ищут надежный способ раннего выявления рака. Большие надежды возлагали на скрининговые исследования – специальные, в том числе инструментальные методы, позволяющие увидеть опухоль раньше, чем она проявит себя.

Скрининговые исследования в детской онкологии – не новость, они проводились при таких заболеваниях, как нейробластома. В Японии такие исследования проводились несколько лет подряд, но вскоре японцы пришли к выводу, что это бессмысленно – слишком дорого и эффективность низкая. К сожалению, сегодня скрининговые исследования у детей не улучшают выявляемость онкологических заболеваний. Гораздо перспективнее направлять на скрининг не всех подряд, а детей, в диагнозе которых есть сомнения и детей, которые часто болеют. В этом смысле эффективность обычных профилактических осмотров – диспансеризации и даже школьных медосмотров – гораздо выше.

Маски онкологических заболеваний

Зачастую ребенка с онкозаболеванием лечат от другой болезни. В это время опухоль продолжает расти, и выявляют ее слишком поздно. Онкологические заболевания коварны и часто маскируются под другие, безобидные болезни. Хуже всего, когда у педиатра и мысли нет, что у его пациента может быть не то, от чего он его лечит, а злокачественная опухоль, это значит, что у врача нет онкологической настороженности. От такого врача ребенок попадает в онкологическую клинику с 3-4 стадией рака, тогда прогноз и результат у лечения гораздо хуже.

Чтобы таких случаев было меньше, главный детский онколог рекомендовал педиатрам развивать в себе онкологическую настороженность и рассказал, что специалисты кафедры детской онкологии НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН не только проводят переподготовку онкологов, но и читают лекции для педиатров. На ежегодном съезде педиатров ежегодно проводится секция «Маски онкологических заболеваний». Педиатров учат отличать ревматоидные заболевания от остеосаркомы, аденоиды от злокачественной опухоли носоглотки. Это – очень полезные навыки.

Рак – не приговор

Владимир Поляков отметил, что с тех пор, как он начинал работу в детской онкологии, многое изменилось к лучшему. Возможности врачей сейчас гораздо больше и слово «рак» уже не звучит как приговор.

Сейчас больные острым лимфобластным лейкозом выздоравливают в 80% случаев. От лимфогрануламатоза (болезни Ходжкина) выздоравливают более 80%. Раньше из больных с опухолью Вильямса, нефробластомой выздоравливали 30%, а сейчас дети с 1-2 стадией этого заболевания выздоравливают в 85% наблюдаемых случаев, а с 3-4 стадией около 70%. Ретинобластома вылечивается в 92-96% случаев. У больных раком щитовидной железы, (если заболевание вовремя диагностировать и правильно оперировать) в последние 10-15 лет выживаемость близка к 100%, несмотря на то, что больные поступают с метастазами в периферические лимфоузлы. Чуть хуже выживаемость у больных этим видом рака, у которых метастазы в легкие, им нужно лечение радиоактивным йодом, с которым в России есть проблемы, этим видом лечения занимается всего несколько видов учреждений.

Такие заболевания, как остеосаркома, лечатся современной химеотерапией, что позволяет достигнуть сокращения опухоли и сделать органосохраняющую операцию.

При остеосаркоме орбиты сейчас есть хорошие шансы сохранить пациенту глаз.

С начала 80-х годов прошлого века, а именно тогда в России детская онкология выделилась в отдельную дисциплину и начала развиваться, статистика выживаемости изменилась, раньше выживали 20% детей, сейчас – 80%. Будем надеяться, что с развитием российской медицины этот показатель дойдет до 100%.

https://www.miloserdie.ru/article/onkobolnye-deti-sejchas-vyzhivayut-chashhe/

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *